Археологические исследования

Материал из ABOUTMARI.COM
Перейти к: навигация, поиск

Вопрос о происхождении марийского народа возник в конце XIX в. и вызывал острые дискуссии. Суммируя существующие в науке точки зрения по вопросам происхождения марийского народа, можно выделить два основных направления:

  1. автохтонное формирование мари на территории Ветлужско-Вятского междуречья (Смирнов А.П., Халиков А.Х., Архипов Г.А.);
  2. переселение марийцев на территорию современного проживания из юго-западных районов (Серебренников Б.А., Галкин И.С, Казанцев Д.Е., Бадер О.Н., Никитина Т.Б.)

Племена, составившие этническое ядро древних марийцев, появляются на территории Ветлужско-Вятского междуречья в середине I тыс.н.э. До середины I тыс. н.э. значительная часть территории Ветлужско-Волго-Вятского междуречья и левобережье Волги в районе устья р. Большой Кокшаги и бассейне р. Илети были населены пермоязычными племенами азелинской культуры, оставившими Уржумкинский, Мари-Луговской, Арзебелякский, Лушморский могильники, функционирование которых в основном прекращается к указанному периоду. К приходу предков марийского народа на территории Ветлужско-Вятского региона остаются лишь незначительные островки азелинцев: Шор-Унжинский могильник, отдельные захоронения Арзебелякского (Ясачного) могильника, керамика азелинского облика на Кубашевском городище.

Могильники на Чортовом городище, у д.Ахмылово и Юльялы, Сомовское II городище являются наиболее ранними археологическими свидетельствами пришедших на эту территорию предков мари. Древнемарийский этнический массив еще не представлял собой единого этносоциального организма, а скорее всего являлся «лишь этно-лингвистической группировкой целого ряда автономных племенных объединений». Но общие специфические черты в погребальном обряде и материальной культуре позволяют сделать вывод о том, что население уже оформилось этнически.

В VIII в. марийцы небольшими группами начинают осваивать правобережные притоки вятского бассейна, где вступают в контакты этнического порядка с пермским населением, вследствие чего в марийскую культуру проникают прикамские традиции, видоизменившие ее этнографический облик. Впервые это фиксируется в материалах Кубашевского городища и Пайбулатовского селища, расположенных в междуречье Большой и Малой Кокшаг. Более ярко этот процесс отразился в материалах Лопьяльского, Кочергинского, Юмского-Загребинского могильников.

В IX-XI вв. на территории Ветлужско-Вятского междуречья начался процесс этнической консолидации марийской народности. Характерным показателем является усиление культурного единообразия археологических памятников. Переход основной части населения с городищ на селища, количественное увеличение археологических памятников и культурных слоев на поселениях, также свидетельствует о более стабильной политической ситуации и некоторых изменениях в экономической жизни населения. Вероятно, одним из важнейших факторов, способствующих складыванию благоприятных для этого условий, является наличие по соседству крупного государства Волжской Булгарии. Развернутая булгарами торговля с местными племенами давала импульс для экономического развития последних. Материалы поселений и могильников свидетельствуют о развитии ремесленного производства, торговли и имущественном расслоении в среде марийского общества.

Во второй половине XI в. в марийских средневековых памятниках появляется значительное количество древнерусских вещей. Это связано, вероятно, с активизацией в этот период волжского водного пути и усилением северовосточных древнерусских княжеств. Связи с населением русских земель усиливаются в ХII-ХIII вв.

В начале 30-х гг. XIII в. в Среднем Поволжье появились монголо-татары, разрушившие города Волжской Булгарии и опустошившие земли поволжских народов, в том числе и марийцев.

Сложная военно-политическая обстановка приводит к нарушению стабильного развития региона, что отрицательно сказывается на социальном и экономическом развитии местных народов. В это время перестают функционировать известные по р. Волге и в устье р. Ветлуги могильники. Переход к новой, так называемой «илемной» системе расселения небольшими поселениями из 1-3 дворов позволил марийцам надежно укрыться среди болот и лесов левобережья. Население проживает, в основном, на сели-щах. Количество городищ резко сокращается, и изменяется их функциональное назначение; из убежищ они превращаются в административные, торговые, религиозные центры, а также становятся сторожевыми пунктами и крепостями. Роль городищ в качестве военных, административных центров усиливается во второй половине XIV-XV вв. Вокруг них концентрируется значительное количество марийских поселений. Городища начинают выполнять консолидирующую роль в организации марийской общины. Этот процесс ярко иллюстрирует Важнангерское (Мало-Сундырское) городище и его округа.

С нашествием монголо-татар произошли новые переселения родоплеменных групп, сопровождающиеся разрывами существовавших до этого экономических связей. Золотоордынцы ввели территориальный принцип военно-административного управления. В результате этого марийский край оказался разделенным на фискально-административные округа (даруги), а живущее в них население -распределено по сотням и десяткам, во главе с назначенными от ханской администрации представителями марийской знати - сотниками и десятниками. В условиях непрекращающихся грабительских набегов и феодальных усобиц территориально-племенные объединения мари пытались сплотиться в союзнические объединения на военно-демократической основе. Так, мари Верхнего Поветлужья сформировали союз племен «Ветлужское кугузство» (вождество) во главе с вождями (старейшинами), опирающимися на обычное право и в случае военных действий возглавлявшими народные ополчения. Союз просуществовал с XII в. до начала XV в., имел свои крепости (Шанга, Якшан, Юр, Булкасы).

В 1372 г. на марийской земле в низовьях р. Суры нижегородский князь Борис основал г. Курмыш, установив контроль над марийским и мордовским населением. Усиление русского влияния, сопровождавшееся военными столкновениями русских войск с золотоордынцами на марийской земле, губительно сказывалось на судьбе народа, который, помимо своей воли, оказался втянут во все нарастающее военно-политическое соперничество в регионе.

В XV - середине XVI вв. марийцы находились в политической зависимости от Казанского ханства. В то время они не имели еще четкой классовой структуры. Выделялись служилые люди - знать (сотники, десятники, князья, лучшие люди, облаченные правами гражданского и военного управления подведомственным им населением) и лично свободные рядовые общинники. Отдельные зажиточные семьи держали кабальных, могли иметь зависимых людей - полоняников.

В социальном отношении марийцы, проживающие в правобережье и левобережье р. Волги, оказались в неравном положении. Горная часть была целиком поверстана в податно-военные сотни. Крестьяне подвергались деспотичной эксплуатации, регулярно платили ясак, выполняли военные, подводные и иные повинности. Им приходилось терпеть все тяготы пограничного положения, переносить страдания от вооруженных столкновений, которые про¬исходили регулярно. Только с середины XV до середины XVI вв. было совершено более 30 походов на русские земли, столько же ответных нападений на казанские земли.

Луговые марийцы, живя разбросанно на больших лесных просторах, меньше испытывали давление со стороны казанских феодалов. Совместно с казанскими воеводами они нередко участвовали в захватнических набегах на окраинные русские земли, в обороне северных и западных рубежей Ханства. Конечно, участие в походах сопровождалось немалыми людскими потерями. К тому же в отместку за это русские князья посылали «рать на черемису». Луговым, как и горным марийцам, приходилось терпеть тяготы русско-казанских войн, разворачивавшихся на марийской земле.

К 1540-м годам влияние русских заметно усилилось. Вследствие этого в 1546 г. «черемисская знать» горной стороны изъявила желание войти в состав Московского государства. Летом 1551 г. чуваши и горные марийцы приняли российское подданство, а через год их вовлекли в военные действия против Казанского ханства.

Живущие вблизи города Казани «ближняя черемиса» Галицкой и частично Алатской и Арской даруг испытывали непосредственное влияние ханской власти и считали город «своим» политическим центром. Во время штурма Казани ополченцы луговых марийцев воевали против царских войск, присягу царю принесли лишь в октябре 1552 г. В период восстаний 1552-1557, 1572-1574, 1581-1584 гг., известных как «черемисские войны», они бесстрашно сражались ради своей свободы.

Политические события середины XVI в. зримо выявили наличие двух этнографических групп мари - горных и луговых. Их лидеры: легендарный предводитель горных мари Акпарс, руководитель восставших луговых мари Мамич Бердей придерживались различной политической ориентации. Однако этнический стержень (самоназвание, самосознание, языковая близость, традиционная культура, религиозные представления и культы), определяющий единство народа, его внутреннее духовное родство, сохранился. С вхождением в состав Российского государства существовавшие разногласия потеряли актуальность, постепенно нивелировалось и социальное положение обоих этнографических групп.

Московская администрация, стремясь укрепить свое влияние в крае, основала города-крепости: Кокшайск, Козьмодемьянск, Царевококшайск (ныне Йошкар-Ола), Царевосанчурск, Уржум, Малмыж, Яранск. Она прагматично отнеслась к существующим различиям этнических групп, при проведении поуездного межевания закрепила в пределах вновь создаваемых административно-территориальных объединений сложившиеся земляческие группировки средневековых марийцев. Луговые марийцы Галицкой, Алатской, Арской даруг оказались в составе Казанского уезда. Горных мари правобережья и левобережья Волги объединили в составе Козьмодемьянского уезда. Несколько отличающихся по языку от горных и луговых кокшайско-ветлужских (северо-западных) марийцев включили в Царево-санчурский, Царевококшайский и Яранский уезды.

Российское государство во имя бесперебойных поступлений ясачных платежей стремилось прикрепить марийских крестьян к податным земельным участкам и предотвратить их бегства из одного места в другое. Однако добиться этого удавалось не всегда. Уже во второй половине XVI в. часть марийцев устремилась в Закамье на башкирские земли, положив начало формированию этнографической группы восточных мари.

Этническое самосознание марийцев XVI-XVIII вв. развивалось в рамках локальных этнотерриториальных групп. Наряду с общим этнонимом «марий» выделялись земляческие самоназвания, восходящие своими корнями к поземельно-родственным союзам. Существовали также территориально-волостные, территориально-речные, территориально-уездные, территориально-губернские, территориально-субэтнические самоназвания, свидетельствующие о постепенной эволюции этнического самосознания.

Определенное влияние на этническое сближение марийцев оказывали представители русской администрации и расселившиеся в крае русские и татарские крестьяне, которые отличившихся от них в культурно-бытовом и языковом отношении марийцев одинаково называли «черемисами».

С учреждением в 1555 г. Казанской епархии было положено начало миссионерской деятельности в крае. Однако вплоть до XVIII в. христианизация марийцев не дала ощутимых результатов. В начале XVIII века марийцы были переведены в разряд казенных крестьян. Массовое крещение более половины марийцев привело к расколу общества на новокрещеных и некрещеных, бегству значительной части населения на башкирские земли. Изменились территории волостей, уездов. В результате административно-территориальных реформ марийцы оказались включенными в состав шести губерний: Казанской, Вятской, Нижегородской, Костромской, Пермской, Оренбургской.

В то же время были заложены основы для просвещения народа. Появились первые рукописные марийские словари. В 1749-1750 гг. в Царевококшайске (ныне Йошкар-Ола) открылась школа для новокрещенских детей, которая в середине 50-х гг. переведена в Казань. В 1775 г. увидела свет грамматика марийского языка.

Среди луговых мари в конце 20-х годов. XIX в. прошли два крупных, многолюдных моления в священных рощах, в которых приняли участие несколько тысяч жителей Казанской, Вятской, Оренбургской губерний. Начавшиеся после молений административные преследования верующих вызвали волну недовольства крестьян. Они выступали против проводимой царским правительством политики христианизации народа, призывали своих единоверцев свято сохранять веру предков. Марийцы были убеждены в том, что искоренение марийской веры приведет к исчезновению самого народа.

Горные марийцы, живущие в отрыве от остальной части народа, испытывали большее влияние со стороны русского народа. Местное православное духовенство проявляло большую заинтересованность в духовном просвещении народа, с этой целью в своей проповеднической деятельности нередко использовало родной язык прихожан. Немаловажное значение оно придавало работе среди одаренных молодых людей, которые со временем стали активными проводниками христианских идей среди соплеменников. К середине XIX в. у горных мари сформировалась группа единомышленников, которая призывала людей отказаться от традиционных молений в роще и сознательно перейти в православие. Молодые активисты открыли в деревнях церковные школы, стали добиваться учреждения марийских монастырей.

Различия в религиозной ориентации горных и луговых мари повлияли на формирование представлений о месте и роли народа, его исторической миссии. Большая часть луговых марийцев свое историческое предназначение видела в сохранении переданной предками веры. Активисты распространения православия ставили перед собой мессианские задачи, пытаясь приобщить к православию, школе не только горных, но и луговых мари.

Развитие рыночных отношений, социально-экономические перемены второй половины XIX в. оказали заметное влияние на хозяйственную деятельность крестьян, укрепление экономических связей с живущими в соседстве народами. Постепенно разрушались патриархальные устои жизни и быта народа мари. Появление и внедрение в учебный процесс учебников на марийском языке, переводной литературы, использование марийского языка в школьном образовательном процессе, при богослужении способствовали повышению культурного уровня марийского населения и создавали предпосылки для его духовного сближения и роста этнического самосознания народа.