Родильные обряды

Материал из ABOUTMARI.COM
Перейти к: навигация, поиск

Традиционные марийские родильные обряды связаны с обеспечением безопасности роженицы и ребенка, пожеланиями хорошей судьбы новорожденному, с совершением акта приобщения к родственникам, выражением радости и надежды с появлением нового члена семьи. В этих обрядах был сконцентрирован многовековой опыт народа.

В период беременности женщина-марийка должна была соблюдать предписанные обычаем запреты в отношении определенных предметов и действий, чтобы роды прошли благополучно и ребенок был здоров. Беременной нельзя было пинать свинью, кошку, иначе у ребенка будет волосяница (сöснашу); хранить что-нибудь за пазухой — у младенца будут бородавки или пигментные пятна; нельзя перешагивать через веревку — пуповина обернется вокруг шеи ребенка; запрещалось смотреть на покойника — ребенок родится бледным и т.п. Существовали приметы определения пола будущего ребенка: если во сне беременной снились женские предметы, например, платок, то будет девочка, в противном случае — мальчик; если болела поясница, то родится мальчик, если боли в области живота — девочка; если ребенок "пинается" в левой стороне живота, ожидали мальчика, а правой — девочку.

Роды обычно происходили в бане, реже в избе. Рожали марийки обычно стоя на коленях. Во время родов помогали повитухи (кува). Часто рожали и без помощи повитух. Муж присутствовал лишь во время трудных родов. Рациональные приемы родовспоможения (массаж) дополнялись магическими приемами. Так, в случае трудных родов в доме раскрывали все замки и двери, развязывали все узлы. Новорожденному отрезали пуповину, отмеряя длиной до лба младенца. Короче не обрезали, иначе плохо бы функционировал мочеточник ребенка. В народе считали, если пуповина отсыхает 5—6 дней, ребенок будет жить долго, при меньшем количестве дней его век будет недолгим. Отсохшую пуповину сохраняли. В многодетных семьях пуповины хранили связанными в один пучок, чтобы дети в этой семье жили дружно, не ссорились. Новорожденного мыла в бане повитуха. В воду бросали серебряные монеты, чтобы ребенок был здоровым и богатым. У луговых марийцев младенца символически парили рябиновым веником, считая, что тогда ребенок будет защищен от болезней. Новорожденного заворачивали в рубаху отца для того, чтобы ребенок был его любимцем.

Роженицы после родов отдыхали незначительное время. Практически их трудовой режим не менялся. Для быстрой очистки организма роженицы употребляли настои трав. Например, у уральских марийцев для этой цели использовался настой зверобоя (вÿршудо). Послед (аза кÿпчык, аза кудо, сум) помещали и связывали между двух старых лаптей, закидывали на чердак или закапывали в таком месте, где не могли наступить ногами.

Уже в день рождения ребенка пытались определить по некоторым приметам судьбу новорожденного. Если родился в "рубашке" или в "колпаке" — счастливый; если родился утром — жизнь будет трудной, вечером родился — жизнь легкая.

Новорожденному старались побыстрее дать имя, а крещеные марийцы спешили его окрестить, так как считали, что в случае смерти безымянный младенец на том свете не найдет себе места. Крестили детей в церкви, обычно через 1—2 недели после рождения, нарекая именем по христианскому именнику. Нередки были случаи, когда у детей было два имени: одно давали при рождении, другое — во время крещения. У луговых марийцев бытовал также обычай домашнего крещения — родители передавали младенца крестным через стол, читая молитву. В крестные выбирали наиболее уважаемых людей. Ими не должны были быть близкие родственники. Ребенку полагались крестная мать и крестный отец. Новорожденного мальчика крестил мужчина, девочку — женщина. После крещения в доме новорожденного собирались кумовья и проводили небольшое застолье по поводу крещения. Крестные ребенка становились близкими родственниками. Кумовьев уважали и всегда уделяли им большое внимание.

В прошлом у марийцев-язычников существовали и оригинальные способы имянаречения ребенка. Имя давал карт — языческий жрец. В одном случае он высекал огонь из кремня — при каком имени загорался трут, тем именем и нарекал новорожденного. Или карт брал ребенка в тот момент, когда он плакал, и перечислял имена — при каком имени ребенок замолчит, то имя и оставалось за ним. Ребенка могли назвать в зависимости от дня недели: если он родился в пятницу (кугарня), то имя младенцу нарекали с прибавлением слова кугу (большой) — Кугерге (Большой сын), Кугÿдыр (Большая дочь). Бытовал и такой способ: при выпечке хлеба каждому караваю давали имя — по имени лучше испекшегося каравая и нарекали ребенка. Известен и такой обычай при выборе имени младенцу: в имени новорожденного мальчика старались оставить начальный звук имени отца, деда, братьев, в имени девочки также повторялся начальный звук имени матери, бабушки. Марийские языческие имена и в настоящее время частично сохранились у некрещенных марийцев старшего поколения (особенно среди восточных марийцев).

Традиционными были различные обереги для детей. В колыбель к ребенку помещали ножницы, нож, шлак из кузницы. Когда младенец оставался в доме один, в зыбке лежала горбушка хлеба для защиты от нечистого духа. Марийцы Чебоксарского уезда в качестве оберега использовали медвежью лапу. В других уездах от сглаза детям шили красные шапочки, к одежде пришивали яркие ленты, бусины, серебряные монеты или раковины каури. Иногда к шапочке ребенка пришивали беличий хвост.

Для лечения детей существовали народные способы — как рациональные, так и магические. Например, рахитичных детей в бане натирали солью, кормили мясом ежа. В целях предохранения от болезней в пищу добавляли порошок из толченого осиного гнезда. Применяли специальные разнообразные заговоры от грыжи, рахита, от сильного плача и других болезней. В случаях частых заболеваний или смерти детей в семье проводился обряд "продажи" ребенка. При этом часто меняли его имя. В Уржумском уезде в прошлом существовал обряд обмана духа смерти — мать новорожденного лепила из глины человечка и имитировала похороны.

Перед тем как поставить ребенка на ноги, производили магический обряд "развязывания пут". В этом случае ноги ребенка завязывали бечевкой или лыком и кто-нибудь из родственников разрубал топориком веревочку и говорил: "Кепшылым руалына, кепшылым руалына, ынде кошт, ынде кошт" (развязываем путы, развязываем путы, теперь ходи, теперь ходи).

Родильные обычаи и обряды во многом идентичны для всех групп марийцев. Однако в настоящее время большинство обрядов исчезло в связи с унификацией быта. Они заменились современными обрядами имянаречения в отделах ЗАГС местной администрации с участием новорожденных с родителями и близкими родственниками. Среди православных марийцев учащаются случаи церковного крещения.