Мари-Китня (Марий Китне), деревня

Материал из ABOUTMARI.COM
Перейти к: навигация, поиск

Деревня расположена на правом берегу реки Китнинка в 3 км к северо-востоку от села Мари-Турек. Название деревни связано с тем, что она была построена на небольшой речке, именовавшейся "Евсей корем", которая являлась притоком (рукавом) большой реки, протекавшей рядом. Рукав по-марийски - кид. От этого слова будто бы и произошло название деревни, а затем и реку стали называть так. Позже Евсей корем пересох, остался лишь сухой овраг. Китня - значит рукав реки. Так это или не так - судить сегодня трудно, но это название получили еще четыре деревни: Кокла Китне (Средняя Китня), Китнемучаш (Агачево), Верхняя Китня (Сельская), Тат-Китня.

Ценные сведения из истории этой деревни в 1912 году сообщил учитель Средне-Китнинского черемисского училища Г. Г. Кармазин финскому ученому Ю. Вихману. Они стоят того, чтобы привести их дословно: "По преданиям, дошедшим до нас от предков наших, в давно прошедшие времена в вятском крае случилась страшная повальная болезнь - холера, от которой жители-черемисы и татары стали умирать поголовно, и некому было даже хоронить тела мертвых; трупы собирали в какой-нибудь крайний дом и дом вместе с покойниками сжигали. Оставшиеся в живых черемисы и татары, боясь погибнуть от такой повальной болезни, переехали в Уфимский край. В Черемисской Китае остались семейства четыре, а в Татарской Китае - только муж с женою. Когда это случилось - черемисы не помнят". Это предание подтвердили и другие черемисы. С другой стороны, в русской истории говорится: "В 1607 году при царе Василии Шуйском на вятской стороне появилось моровое поветрие, от которого погибло множество народа". Эта легенда косвенно указывает, что деревня Мари-Китая уже существовала в XVI веке. В 1781 году в ней было учтено 69 ясачников, в 1795 году - 74, а в 1816 году переписано 24 двора, 94 мужчины и 100 женщин. В 1859 году в деревне было уже 44 двора, 156 мужчин и 210 жен-шин, в 1891 году - 81 двор. В 1905 году в ней числился 101 двор, проживали 307 мужчин и 310 женщин. Деревня состояла из 6 улиц: Турек, Пундыш, Кызал, Кости, Турик, Суас. Это было одно из самых крупных марийских селений в округе.

В 1911 году между деревнями Мари-Китня и Средняя Китая было построено красивое здание Средне-Китнинского одноклассного училища. В 1912 году в нем стал работать Г.Г. Кармазин, который вошел в историю марийского края как видный ученый-филолог, талантливый педагог, активный просветитель родного народа. Еще работая в Средне-Кит-нинском земском училище, он совместно с В.М. Васильевым подготовил и издал книгу, которая называлась "Наглядный черемисский букварь и первая книга для чтения на луговом наречии". С именем Кармазина связано начало творческой деятельности Ивана Яналова, родившегося в Мари-Китне в 1890 году. Мечтавший стать учителем, но волей судьбы ставший фельдшером, Яналов, приехав после учебы в родную деревню, познакомился и подружился с молодым учителем, который к тому времени уже печатался в "Марла календаре" под псевдонимом Эман. Именно Кармазин вдохновил Ивана Яналова на творчество. Его стихи печатались в газетах "Ужара" ("Заря"), "Йошкар кече" ("Красный день"), "Марий илыш" ("Марийская жизнь"). Однако ранняя смерть прервала творческий путь талантливого поэта. Умер он, заразившись от своего пациента тифом, в 1922 году. Оставшаяся после него поэма "Сугыньло памаш" ("Заветный родник") была опубликована в газете "Кугарня" только в 1996 году.

Еще один замечательный сын деревни - П.Е. Созонов - родился поистине на рубеже двух веков, 29 декабря 1900 года по старому стилю или 11 января 1901 года по новому стилю, в бедной крестьянской семье. Закончив трехмесячные учительские курсы, начал работать в Мари-Китнинской начальной школе. Это был страстный пропагандист и активный поборник новой жизни. По его инициативе в 1928 году в деревне была организована коммуна "Ужара" ("Заря"), в которой объединились 24 хозяйства. Люди сообща стали строить конный двор, ферму, общежитие, другие объекты. Однако дела в коммуне шли неважно, к тому же постоянно вредили противники из числа зажиточных жителей деревни, угрожали коммунарам. В 1930 году пожар уничтожил большинство построек, был до смерти избит коммунар Петр Казаков, а Тимофей Бушков на всю жизнь остался инвалидом. Однако коммуна не развалилась, а на ее основе в 1930 году был организован колхоз "Чо-гыт-Сорла" ("Серп и Молот"). Социалистические преобразования, происходящие в жизни, подвигли Петра Созонова к литературному творчеству. Свои рассказы, очерки он публиковал под псевдонимом Китне-мари. Вернувшись раненым с Великой Отечественной войны, он вновь начал было работать в школе, но в 1946 году смерть прервала его кипучую жизнь. Бурные события, происходившие в жизни мари-китнинс-кой коммуны, нашли отражение в повести уроженца этой деревни Г.Т. Смирнова "Пожар". Смирнов Кавырля - так он подписывал свои публицистические и художественные произведения, под этим именем он вошел в марийскую литературу. Говоря об уроженцах Мари-Китни, именами которых может гордиться деревня, следует назвать еще одно имя - Иван Андреев. При жизни он был известен как Буркан Йыван, Кугу Йыван (Большой Иван). Что значит Буркан - имя или прозвище - сегодня уже никто, пожалуй, не скажет, как не ответит, видимо, и на вопрос: а правда ли, что он был полным кавалером Георгиевских крестов? Как-то так случилось, что многие слышали об этом, но никто толком не знает. Конечно, можно было навести справки в архивах, но никто этого не сделал. Сегодняшние его земляки с трудом помнят его фамилию, но уже не помнят отчество.

Более достоверными, наверное, являются сведения, услышанные автором этих строк от ныне покойного декана педфака Марпединститу-та Н.К. Григорьева, уроженца деревни Скрябине, что рядом с Косола-повым. Его отец был близок с Андреевым. Николай Клементьевич подтвердил тот факт, что Иван, как его звали в их семье, был полным георгиевским кавалером. Награжден был он ими на фронтах первой мировой войны. После демобилизации работал в своем небольшом хозяйстве. О том, что был небогат, свидетельствует то, что земство выделило ему корову. В советские времена пас деревенское стадо, в годы Великой Отечественной войны был ночным сторожем в Мари-Турекском сельпо. Каждый день ходил домой. Ходил в шубе, обтянутой домотканым полотном, в лаптях, одевался аккуратно, выглядел бодро, но был замкнут. Где-то в конце войны покончил с собой. Несколько странное его поведение Николай Клементьевич объяснял тем, что полным кавалерам георгиевских крестов присваивали звание унтера-офицера. В первые годы советской власти офицер воспринимался как царский офицер, раз царский, то белый офицер. Возможно, такая "логическая" цепочка протянулась и к Андрееву и, чтобы избежать дальнейшего развития событий в духе тех времен, он принял образ этакого простака. Уединился, пастушил, а потом вот работал сторожем.

В 1923 году в деревне Мари-Китня было 95 дворов, 225 мужчин и 227 женщин. В 1925 году в деревне проживало 506 мари и 5 русских, в 1930 году - 30 русских и 370 мари. В 1926 году в Мари-Китнинской единой трудовой школе первой ступени с четырехлетним обучением работали 2 учителя, учились 47 мальчиков и 25 девочек. При школе работала библиотека для учителей и учащихся. В 1930 году в школе обучалось 69 детей. В 1926 году в деревне работала изба-читальня. В 1938 году она имела 204 книги, громкоговоритель, обслуживала четыре колхоза. Изба-читальня имела площадь в 27 кв. метров. Работали 5 кружков - антирелигиозный, драматический, физкультурный, шахматно-шашечный и Осавиахим. Работал один избач. В 1932 году в деревне был построен магазин, а в 1940 году открыт сельский клуб. В штате клуба был один заведующий. В 1940 году в деревне числилось 107 дворов, в 1946 году - 75 дворов, 292 жителя. В 1948 году в деревне имелись начальная школа, сельский клуб, изба-читальня, магазин, трахоматозный пункт.

В 1936 году к колхозу "Чогыт-Сорла" присоединили колхоз "Урал" (Средняя Китня), а в 1950 году под названием "Чогыт-Сорла" были объединены хозяйства деревень Мари-Китня и Китнемучаш. В 1959 году колхозы "Чогыт-Сорла" и имени Жданова были объединены в колхоз "Рассвет", председателем которого был избран П.А. Османов. С 1960 года по 1962 год колхозом руководил В.М. Николаев, с 1962 по 1963 год - И.Г. Жеребцов, с 1963 по 1964 год - И.Г. Орлов. До конца 1965 года председателем снова был П.А. Османов. В 1965 году Мари-Китня вышла из состава колхоза "Рассвет", и в феврале в деревне был организован колхоз "Знамя", председателем которого стал Н.В. Бочаров. В 1975 году хозяйство вошло в состав колхоза имени Ленина, председателем которого сегодня является уроженец Мари-Китни Ю.А. Кибардин.

В 1970 году в деревне Мари-Китня было 440 жителей, в 1979 году осталось 315 человек. На 1 января 2000 года в ней числилось 92 двора, 365 жителей. Деревня расположена на 7 улицах с добротными домами, много кирпичных домов. В деревне есть детский сад с начальной школой, библиотека, медпункт, дом культуры. Среднее образование дети получают в Мари-Турекской школе. В деревне Мари-Китня родились М.П. Кудряшов - кандидат технических наук, Н.Г. Османова - заслуженная артистка Марийской АССР.

Источник

  1. История сел и деревень Республики Марий Эл. Мари-Турекский район. 2006 г.