Марийская община, традиционное самоуправление

Материал из ABOUTMARI.COM
Перейти к: навигация, поиск

Общественная жизнь марийцев в историческом прошлом протекала в пределах землячеств и регулировалась племенной верхушкой на основе обычно-правовых норм, опирающихся на принципы коллективизма и родственной солидарности. В период Золотой Орды и Казанского ханства были выделены сотни, пятидесятни или десятой, в ведении которых находилась общинная земля. Во главе этих административных образований стояли старейшины, сотники (пятидесятники, десятники), облаченные ханской администрацией некоторой административной, фискальной, судебной властью. Образование новых общин не всегда сопровождалось разрывом земляческих связей. Среди северо-западных марийцев существовал союз сельских общин - «Ветлужское кугузство», построенное на военно-демократической основе, имеющее свое ополчение, возглавляемое старейшинами - «кугузами».

После присоединения Марийского края к России старые земляческие связи внутри марийского общества сохранялись. Так, горные мари правобережья Волги оказались в составе четырех сотен: Акпарсова, Аказина, Тенякова и Кобяшева. Первые три из них состояли в земляческом союзе, известном по данным конца XIX века под названием «керем» (большая веревка). На базе больших и малых земляческих объединений учреждаются землевладельческие и фискально-административные организации - волости, состоящие из нескольких сотен, пятидесятен или десятен. Границы волостей и сотен зачастую совпадали. В некоторых случаях в состав сотни могли входить две волости. Руководители и должностные лица сотен-волостей (сотники, старосты, целовальники, сборщики податей) определялись на мирских советах из числа крестьян - «лучших людей».

На первых порах марийские сотни-волости были менее зависимы от воеводской власти, имели реальные возможности для самоуправления. Они решали вопросы, связанные с раскладкой податей, хозяйственной, семейной жизнью общинников, совершали суд по делам о мелких кражах, ссорах и т.д. Решения по спорным вопросам принимались с участием совета старейшин, активных организаторов религиозных обрядов: картов (руководителей молений), мужанов (ясновидцев).

Основой отношений между крестьянской волостью и местными воеводами была круговая порука. Это прежде всего проявлялось при выполнении мирских обязательств по выплате волостных платежей. Марийцы, прикрепленные к «ясакам» или «жеребьям» - податным земельным участкам в составе волостных «населенных земель», обязаны были обрабатывать их и от имени всей общины «ясак государев платить сполна».

За волостью закреплялись все унаследованные крестьянами земли, сенокосы, леса, пустоши, а также бортные урожаи, хмелевые угодья, рыбные и звериные ловли, бобровые гоны. Землепользование осуществлялось по наследственному праву. Каждый крестьянский двор имел право распоряжаться полученными в соответствии с размерами его тягла землями и угодьями по своему усмотрению. После смерти владельца земли она переходила в пользование его детям или родственникам, в случае их отсутствия -оставалась «впусте». Община принимала участие лишь при отводе земли выделившемуся из отцовской семьи вновь образовавшемуся крестьянскому двору. Ясачное законодательство XVI-XVII веков всячески запрещало захватывать марийские земли представителям других сословий.

В XVIII веке марийцы были причислены к разряду государственных крестьян, что благоприятствовало переселению на их земли русских крестьян, преодолению, тем самым, этнической замкнутости общин. Однако смешанных марийско-русских селений в этом столетии насчитывалось немного. Марийцы предпочитали жить обособленно от русских переселенцев. В случае притока в их селения большого количества русских крестьян они нередко переселялись на новые места и образовывали новые селения.

Сельские общины, получившие название «мер» (от русского «мир»), функционировали в рамках сотен-волостей, волостей и деревень. В системе государственного управления они выполняли функцию земледельческой и фискально-административной организации, низового органа воеводского управления, ответственного за своевременное внесение подушной подати и поддержание правопорядка, выполнение повинностей, требований губернских и уездных властей. Исполнителями их указаний и распоряжений являлись сотники, пятидесятники, десятники, старосты, сборщики подушных податей, рекрутские отдатчики, лесные сотники и другие выборные лица.

Во второй половине XVIII - начале XIX века, после проведения Генерального межевания земель, вводится новая система крестьянского самоуправления, включающая крестьянскую поземельную общину и волостную администрацию.

Поземельные общины объединяли жителей одного или нескольких селений, в которых насчитывалось от 300 до одной тысячи и более ревизских душ. В составе марийских общин к тому времени выделялись простые, состоящие из жителей одного селения; раздельные, включающие в себя сельское общество с отпочковавшимися из него патронимическими околотками и выселками, и сложные, состоящие из нескольких селений, околотков и выселков, объединенные единой земельной дачей. У марийцев преобладали раздельные и сложные типы общин.

Все важнейшие решения общины принимались на деревенских или общинных сходах с участием всех домохозяев, представляющих интересы крестьянского двора и имеющих право решающего голоса. Сельские сходы рассматривали вопросы, связанные с уравнительным распределением общинной земли, мирских оброчных статей, определением кандидатов в рекруты, подачей ходатайств и приговоров по мирским делам и другие. Большое внимание в них уделялось решению периодически возникающих семейно-бытовых проблем (семейные разделы, разводы супругов, определение опекунов для детей-сирот, оказание помощи престарелым и т.д.). Государство строго регламентировало порядок подготовки и проведения сходов, важнейшими функциями которых являлись раскладка государственных податей и повинностей, взыскание недоимок.

Деятельность общинного самоуправления проходила под руководством старосты. Его, как и других членов сельской администрации: низших полицейских чинов - сотских и десятских, сборщиков податей, охранников запасных хлебных магазинов, пожарных старост, лесных сторожей, караульных, а также церковных старост, сторожей выбирали на сельском сходе. Старост избирали на три года, сотских и десятских - на год. У марийцев практиковалось также очередное, подворное исполнение должности десятских по месяцу или неделе.

С XIX века стало вводиться новое для крестьян административное учреждение - волостная система самоуправления. Разделение территорий волостей нередко происходило без учета границ поземельных общин. В нее включались близлежащие к волостному центру селения и сельские общества, насчитывающие в своем составе до трех тысяч ревизских душ. Делами крестьянского самоуправления в пределах волости ведало волостное правление в составе выборных его членов: волостной головы, старосты волостного центра и писаря. Волостное правление непосредственно подчинялось казенной палате и земскому суду.

Волостные головы отвечали за сбор налогов и недоимок, исполнение натуральных повинностей, своевременное выполнение постановлений и указов вышестоящих органов, вершили мирской суд, решали на сходах дела о кражах, не превышающих сумму 5 рублей, и других маловажных преступлениях, следили за правопорядком, выдавали паспорта для крестьян-отходников, наблюдали за состоянием крестьянских хозяйств и т.д.

После отмены крепостного права и в связи с реализацией реформы 1866 года о государственных крестьянах, волость стала не только исполнительным, но и распорядительным органом самоуправления. Изменились и территории волостей. Все это привело к нарушению существовавших границ поземельных общин. В общинном управлении выделялись мирские (волостные и сельские) сходы и выборный аппарат управления. Волостными сходами руководил старшина. Он объявлял законы и распоряжения правительства, заведовал волостными денежными средствами, наблюдал за исправлением всех повинностей, вел волостной суд.

Сходами сельских обществ руководил староста. Он разбирал прошения членов общины, решал вопросы о мелких земельных исках и спорах, принимал решения в отношении неплательщиков налогов, уклоняющихся от отбывания повинностей, следил за состоянием дорог, полевых изгородей, организовывал помощь при пожарах и других несчастных случаях, наказывал провинившихся и т.д.

Соседско-территориальная община руководила всей хозяйственной деятельностью сельчан, занималась разбором гражданских и некоторых уголовных дел, судопроизводством, поддерживала правопорядок в деревне. Сельский мир строго следил за соблюдением общепринятых нравственных норм, установившихся традиций в семейной жизни, за взаимоотношениями людей между собой. Управление общиной осуществлялось за счет системы социального контроля, главенствующую роль в которой играли советы стариков, суд соседей, всевозможные обычаи.

Выборные органы самоуправления в случае выявления нарушений проводили расследование. После расследования преступления община могла наложить на виновного денежный или винный штраф, наказать розгами или же публично посрамить его. Строго преследовалось конокрадство, кража хлеба, скота, личного имущества, любое проявление прелюбодеяния и разврата. В таких случаях крестьяне проводили самосуды. Важную роль в процессе выявления нарушителя марийцы отводили присяге. Во время присяги, подозреваемого заставляли перешагивать через палочку, принесенную из священной рощи, после чего присяга становилась священной.

В XIX веке одной из главных функций общины было проведение уравнительных земельных переделов: коренных и частных. Переделу подвергались пахотные и сенокосные земли, лесные участки, усадебная же земля оставалась в постоянном подворном наследственном владении. Коренные переделы земель по ревизским душам (душевым паям) происходили после каждой ревизии, с учетом количества и качества земли, урожайности трав. Они приводили к разверстке общинной земли заново, в соответствии с изменившимся количеством ревизских душ. Переделы земель в различных типах общин осуществлялись по-разному. В раздельных общинах переделы проводились почти так же, как и в простой общине. Разница заключалась в том, что земля жителей выселков и околотков не группировалась в одном месте, а лежала вперемежку с участками, принадлежащими крестьянам других околотков. Поэтому земля в отдельных селениях распределялась между домохозяевами непосредственно в пределах принадлежащих им участков.

В сложной общине, состоящей из нескольких сельских обществ, каждый общинник считал себя причастным к владению обширной площадью наделов всех селений. Поэтому сначала земли с учетом качества почвы делили на участки. После этого доставшиеся по жребию каждому селению участки земли равномерно распределялись по трем полям, которые делили на более мелкие участки - коны. Затем каждый кон распределялся на душевые полосы.

Во многих общинах ежегодно происходили частные переверстки и поземельные сделки. Иногда проводились обмены полос между крестьянами. Дополнительным средством перераспределения земель являлись различные формы отчуждения земель, из которых наиболее распространенной была аренда, чаще денежная или с исполу.

Общинное самоуправление стремилось гармонично сочетать общественные интересы с интересами отдельных семей. Оно заботилось о создании благоприятных условий для успешного ведения хозяйственной деятельности каждым крестьянским двором, семьей. В свою очередь семья выступала основным проводником идей и замыслов общинного самоуправления.

Внутренний строй больших и малых марийских семей, их жизненный уклад имели отличительные черты. Большие (неразделенные) семьи у марийцев появились в XVIII веке и сохранились вплоть до конца XIX века. У марийцев преобладали большие семьи, состоящие из 3-4 поколений близких родственников: женатого деда, семей отца и сыновей с внуками или женатых братьев с детьми и внуками. Гораздо меньше сохранились семьи с родственниками бокового родства (дядями, тетками, двоюродными братьями, сестрами и т.д.). Большие семьи сообща пользовались полученной от общины землей, имели в общей собственности скот, жилые и надворные постройки, сельскохозяйственный инвентарь, продовольственные запасы. Вся жизнь, права и обязанности членов большой семьи регламентировались утвердившимися в общине обычно-правовыми нормами и устоявшимися патриархальными обычаями и традициями. Контроль над их соблюдением в семье осуществлял большак -глава семьи, обладающий правом голоса на сельском сходе. Он следил за всей хозяйственной деятельностью семьи, распоряжался ее имуществом, обладал правом решающего слова на семейном совете, имел власть над остальными членами семьи. Женской половиной семьи руководила его жена - большуха. Труд в семьях был разделен по половому признаку. Мужчины обрабатывали землю, ухаживали за рабочим скотом, заготавливали дрова, мастерили орудия труда, строили хозяйственные постройки, занимались охотой, рыболовством. Женщины занимались огородничеством, заготовкой продуктов на зиму. Они выполняли полевые работы (жали, косили сено), ухаживали за детьми, домашним скотом, готовили пищу, пряли, ткали, шили одежду. Положение женщин зависело от их личных качеств и принесенного приданого. Они сохраняли право собственности на приданое и приготовленные ими самими личные вещи, украшения, предметы одежды. В случае смерти мужа вдова могла стать женой его младшего брата или возвратиться домой к родителям, оставив сыновей в доме покойного мужа. По традиции вдовцу разрешалось жениться на сестре умершей жены.

Община была заинтересована в сохранении большой семьи и оказывала помощь и поддержку домохозяину в налаживании ее хозяйственной деятельности. В случае необходимости она могла своим решением установить опеку над хозяйством слабого хозяина или же заменить его более трудолюбивым, сообразительным и бережливым младшим членом семьи. Община следила за справедливым распределением доли членов семьи. По решению схода раздел имущества мог быть произведен при непосредственном участии членов общины.

С разделом большой семьи родственные связи между вновь образовавшимися хозяйствами не утрачивались. Выделившиеся семьи селились в непосредственной близости от отцовской усадьбы. Так возникали патронимические концы, улицы, гнезда, состоящие из родственных семей, сохраняющие между собой хозяйственные, семейно-родственные и религиозно-культовые связи. Эти патронимические группы у марийцев были известны под названием «урлык», «вырлык», «тукым» (семя); «насыл» (родство). Каждая патронимическая группа называлась именем родоначальника, во главе ее стояли наиболее уважаемые старики. Патронимическая группа могла иметь общие хозяйственные постройки (овин, гумно), сходный знак собственности - тамгу, священную рощу (тукым ото). Родственники считали обязательным для себя оказывать помощь друг другу во время полевых работ, при заключении брака сородича, во время похорон близкого человека. Они стремились материально поддержать родственников при несчастьях, брали на себя заботы о воспитании осиротевших детей. Члены патронимической группы ежегодно проводили совместные поминки умерших, совершали коллективные моления.

Община старалась не вмешиваться в семейные дела. В то же время она выступала за сохранность семейных устоев, поддержание мира и спокойствия в семье, согласия между мужем и женой, родителями и детьми, заботилась о гарантированном обеспечении старости. Развод супругов совершался только с согласия общины по решению шести ее выборных представителей. При этом супруги подвергались всенародному осмеянию. Женщине, которая уходила от мужа по собственному желанию, обрезали косы, чтобы она впредь не могла надеть головной убор замужней женщины.

Члены общины строго следили за поведением молодых. Нарушение нравственных норм, особенно девушками, вызывало публичное посрамление. Брачный выбор осуществлялся преимущественно родителями молодых с учетом трудолюбия, хозяйственности, здоровья вступающих в брак, материальной обеспеченности их родителей. Браки были однонациональными. Запрещалось вступать в брак с родственниками до 7 колена.

Большое значение в жизни односельчан играла соседская взаимопомощь. «Будь ты живой или умирать станешь - пусть рядом будет твой сосед», - говорит народная мудрость. Помимо широко практиковавшейся соседской взаимопомощи в деревнях периодически устраивались коллективные формы взаимопомощи (мума). Существовала поочередная помочь при вывозке навоза на паровые поля, кошении и уборке сена, толчении кудели, разминании конопли. «Мума» устраивали при строительстве дома (коллективная вывозка бревен, подъем сруба и матицы). Богатые крестьяне редко прибегали к помочам, чаще всего ими пользовались при недостатке рабочей силы или лошадей. Чтобы созвать родственников на мума из соседних деревень, на длинном шесте вывешивали цветной платок. Отказ от участия в помочи расценивался как безнравственный поступок. Безжалостно осуждались те, кто отказывался помочь погорельцам, осиротевшим семьям.

В сознании крестьян благополучие общины во многом зависело от поступков и действий каждого ее члена. Поэтому все важнейшие хозяйственные, полевые работы в пределах общины выполнялись в строгом соответствии с устоявшимися нормами и правилами, заветами предков. Первый выезд на поля осуществлялся после принятия соответствующего решения на сходе и сопровождался выполнением всевозможных магических обрядов. Сход принимал решение о сроках начала сева и уборки урожая. В целях защиты полей от засухи, заморозков и града сельская община могла инициировать проведение коллективного молебна со святыми иконами или же языческого моления с жертвоприношениями.

Община строго следила за началом и завершением календарно-трудовых, престольных, местных деревенских праздников.

Таким образом, сельская община Марийского края представляла собой устойчивый жизнеспособный организм, умевший приспосабливаться к изменениям социально-экономической жизни. Организационные основы общин были очень прочны, а ее функции ярко проявлялись во всех сферах крестьянского быта. Марийская община просуществовала вплоть до коллективизации сельского хозяйства. Многие общинные традиции сохранялись и в советский период.