Крестьянские промыслы в конце XIX - начале XX веков

Материал из ABOUTMARI.COM
Перейти к: навигация, поиск

Аграрная история Марийского края в пореформенный период издавна привлекает самое пристальное внимание не только историков, но и экономистов, политиков и общественных деятелей. В настоящее время сфера интересов и в области крестьяноведения и аграрной истории является одной из актуальных задач. Предлагаемый материал может быть использован как информация об имеющихся архивных источниках для общего обзора о занятости марийского крестьянства в кустарных промыслах в конце XIX-начале XX вв., по фондам Государственного архива Республики Марий Эл»

В пореформенный период, т.е. в 60-90 -ые годы XIX в. на территории Марийского края, как и в России в целом, произошли большие изменения в экономической, социальной в духовной сферах жизни. Важную роль в этом сыграла отмена крепостного права.

Особенность проведения реформы 1861 года в Марийском крае состояла в крайне неудовлетворительной обеспеченности крестьян землей. Крестьянское хозяйство, лишенное, в большинстве своем, пахотных земель, лесов, лугов, выгонов и других жизненно необходимых угодий, обремененное платежами и повинностями, приходило в упадок. Частые недороды, отразившиеся в официальной статистике, свидетельствовали о том, что основным источником существования крестьян являлось не только хлебопашество, но и кустарные промыслы.

Большинство кустарных промыслов Марийского края возникло до 60-х годов XIX века. В дальнейшем, на основе быстрого роста общественного разделения труда и товарного производства в Марийском крае стали возникать новые промыслы. Одновременно менялась их экономическая организация. По своей организации мелкие промыслы Марийского края распадались на ряд экономических типов, начиная с ремесла (работы мелких промышленников непосредственно на потребителя) и кончая капиталистической работой на дому.

В основном, ремесленный характер носили синильный (окраска домашних тканей), портняжный, овчинный и некоторые другие промыслы, причем одна часть ремесленников работала на месте, другая уходила в отход, т.е. за пределы края. В ряде случаев мелкие промышленники соединяли в себе функции ремесленников и кустарей. К числу последних относились сапожники, валяльщики, маслобойщики и некоторые другие. Много общего с ремеслом имел весьма распространенный мукомольный промысел.

В ведомости Царевококшайской земской управы имеются сведения о кустарных промыслах в уезде на 1867 г.:«... портных 128, сапожников 46, столяров 14, кузнецов 14. печников 38, трубочистов 4, мясников 21, медников 6. извозчиков 139, лудильщиков бондарей 3, кирпичников 14, шерстобитов 27. горшечников 18. овчинников 12. Плотников 18» Значительное развитие в последней четверти XIX в. получило смолокурение. В Марийском крае оно возникло уже давно, но после реформы получило широкое развитие. В этот период здесь ежегодно производились сотни тысяч пудов смолы.

Главным центром смолокурения являлся Царевококшайский уезд, а внутри его - Моркинская и Себе-Усадская волости. В пореформенный период Царевококшайский уезд принадлежал к числу тех уездов Казанской губернии, где доходы населения от неземледельческих занятий, или "кустарных промыслов", были наиболее значительны. Так, по данным "Трудов податной комиссии', сведения для которых собирались, во всяком случае, не позднее начала 70-х годов XIX в., доходы крестьянского населения Царевококшайского уезда, полученные помимо земледелия, составляли 76012 рублей. В дальнейшем, сумма доходов подобного рода быстро возрастала, причем, значительную часть ее составляли доходы, получаемые населением от смолокурения. Уже « смолокуренный сезон 1868-1869 гг. в Царевококшайском уезде на казенных землях действовали 183 смолокуренных аппарата. За эти аппараты платили пошлину 166 человек в том числе 163 крестьянина.)

В последующие годы смолокурение в Царевококшайском уезде продолжало развиваться. Так, например, по сведениям лесничих в Царевококшайском уезде в сезон 1878 - 1879 гг. на казенных землях действовало 234 смологонных аппарата, в том числе 54 Корчагин 180котлов.)

В том же сезоне на крестьянских землях в разных волостях Царевококшайского уезда действовали 70 смологонных аппаратов, из них корчаг 3% котлов с диаметром крышки 6 четвертей 5, с диаметром 7 четвертей 5, с диаметром 8 четвертей 7% с диаметром 9 четвертей - 4, с диаметром 10 четвертей - 6 и неизвестного диаметра- 34.4) Так, например, крестьянин Себе-Усадской волости дер. Себе-Усад Петр Яковлев имел 2 корчаги» а крестьянину Петру Осипову из этой же деревни принадлежали 2 котла с диаметром крышки 10 четвертей. Все они применяли наемный труд.

Однако, подавляющее большинство смологонных аппаратов, расположенных на крестьянских землях, принадлежало небольшим коллективам с количеством членов от двух до десяти человек.

Таким образом, в конце 70-х гг. общий размер смолокуренного производства в Царевококшайском уезде составлял в денежном выражении приблизительно 168000 руб. Если же принять во внимание производство скипидара, можно сказать, что отпуск продуктов сухой перегонки дерева составлял в то время сумму не менее 170000 рублей. Особенно широкого развития смолокуренный промысел в Царевококшайском уезде достиг в конце XIX и начале XX вв.

Однако будет недостаточно сказать,что смолокурение в Марийском крае представляло из себя товарное производство. Это было товарное производство, достигшее такой стадии развития, когда его объем далеко вышел за пределы спроса мелких местных рынков. Поэтому основными пунктами сбыта главных продуктов смолокурения Марийского края стали Царицын и Астрахань. В 1904 году эти продукты стали находить себе сбыт в центральных губерниях страны и даже за границей. Столь далекие рынки были доступны только крупным торговцам. Это обстоятельство создавало условия для появления скупщиков, которые в конечном счете и подчинили себе всю массу мелких смолокуров в Марийском крае. При малой ценности товаров и удаленности рынков, сбыт являлся недоступным не только непосредственным производителям, но и мелким скупщикам, поэтому последние чаще всего удовлетворялись ролью посредников между смолокурами и крупными скупщиками - экспортерами, как их тогда называли.

В 1900 г. земская управа Козьмодемьянского уезда сообщала фабричному инспектору, что все смолокуры Ардинской волости Козьмодемьянского уезда сбывают смолу и скипидар торговцам братьям Зуевым, у которых здесь же находились заводы по производству скипидара и вара.

В Царевококшайском уезде дело обстояло иначе. Здесь непосредственные производители сплошь и рядом работали на мелких скупщиков. Вообще мелкий скупщик в Царевококшайском уезде представлял явление весьма распространенное. Эксплуатация от этого только увеличивалась. Скупщики не только захватили в свои руки сбыт продуктов сухой перегонки дерева, не только наглухо отрезали производителя от рынка, они вместе с тем овладели наиболее выгодными операциями в области смолокурения (очисткой скипидара и производством вара). Что касается крестьян - смолокуров, то они фактически находились на положении наемных рабочих.

Смолокурный промысел в Марийском крае имел капиталистическую организацию производства. Этот промысел подвергался всем колебаниям рынка, которые отражались на непосредственных производителях и мелких предпринимателях. Кроме того, всякое падение цен на смолу или скипидар крупные скупщики перекладывали на плечи непосредственных производителей. Доходы последних сильно падали в течение 80 – 90-х годов прошлого столетия. Это, в основном, было обусловлено падением цен на смолу, связанным с заменой её более дешевыми продуктами нефтяной промышленности и отделением производителя от потребителя через посреднические лица.

Наряду со смолокурением капиталистическая организация имела место и в других "крестьянских промыслах" в Марийском крае, но уже в более меньших размерах : рогожном, бондарном, горшечном, кузнечном и других.

Рогожно-кулеткацкий промысел получил широкое распространение в Царевококшайском и Козьмодемьянском уездах Казанской губернии, причем в первом из названных уездов был сосредоточен, главным образом, в волостях Кшкловской и Кулле-Киминской, а во втором - в Янгильдинской и Акрамовской.

Самым распространенным занятием здесь было тканье рогож. Фактически рогожники были наемными рабочими, перерабатывавшими у себя на дому сырье, взятое у скупщиков и получавшими за свой труд плату, которой едва хватало на хлеб.

Рабочий период крестьянина - рогожника длился с 1 -го октября до 15 апреля до есть 6,5 месяцев. Общий заработок 1364 рогожников Кулле-Киминской волости за все время работы земские исследователи определяли в 10711 руб. или 7,85 рубля на человека. Взяться за этот изнурительный труд при 14-ти часовом рабочем дне, мизерной плате и отсутствии минимальных гигиенических условий могла заставить крестьянина только крайняя нужда.

Зато велики были доходы работодателя. Издержки производства составляли на 8-ми пудовую сотню рогож в 8.8 рубля, включая сюда стоимость сырья хорошего качества, зарплаты и накладные расходы при перевозке. Продавалась эта сотня по 15 руб. Следовательно, на каждых 100 рогожах скупщик наживал 6,2 руб. или 61,5 % на затраченный капитал. 5) Гораздо лучше рогожников зарабатывали батраки и поденщики. Отсюда следует, что разоренный крестьянин очень дорого расплачивался за землю, уйти от которой он не мог. В 80-90 годы XIX в. рогожный промысел в Царевококшайском уезде более всего был распространен в Кулле-Киминской и Кшкловской волостях. Здесь даже по неполным данным у крестьянского населения насчитывалось 570 рогожных станов, на которых должно было работать до 1710 человек (из расчета по 3 человека на стан). Тканьем рогож занималось также население Себе-Усадской, Моркинской и Шиньшинской волостей.

Кроме того, некоторые крестьяне Царевококшайского уезда уходили в отход и работали по найму на крупных рогожных предприятиях. Например, рогожники Кшкловской волости работали в Казани на 40 станах (на них должно было работать 120 человек).

Число рогожников, работавших непосредственно в Царевококшайском уезде в 1896 году, выходило за пределы 2 тысяч человек, объем производства составлял минимум 94 тыс. руб.

Развитие в Марийском крае рогожного промысла показывает, что этот промысел, по сравнению со смолокурением, представлял собой более высокую ступень в развитии капиталистического производства.

В пореформенный период капиталистическую организацию получили и другие крестьянские промыслы Марийского края бондарный, горшечный, мебельный, корзинный, охотничий, кузнечный и т.д.

В 1890 г. в двух марийских деревнях Болыие-Юнгинской волости Козьмодемьянского уезда Цыганове и Никон-Лыке-42 человека занимались производством дубовых гробов. Сбывались гробы частью местному населению, частью московским купцам, которые, приезжали раза 4 раза в год и увозили за раз по 50-60 гробов. В том же году крестьяне - мари Козьмодемьянского уезда в количестве 71 человека занимались производством плетеных сундуков и гнутой мебели из черемуховых прутьев. Эти изделия сбывались за пределы уезда - в Москву и поволжские города. В «Обзоре кустарных занятий населения Казанской губернии" указывается, что в 1896 г. скупкой гнутой мебели в Козьмодемьянском уезде занимались купец Н.И. Сокольников и крестьянин Больше-Юнгинской волости деревни Сарапаевой В. Егоров. Значительное развитие получил бондарный промысел. Причем одна часть бондарей, занимавшаяся производством фурных бочек, работала по найму на крупных смолокуренных предприятиях, другая часть, изготовлявшая домашнюю деревянную посуду, работала главным образом на скупщиков. Бондарным промыслом и производством деревянной посуды занимались в основном жители Моркинской волости. В большинстве случаев бондарные изделия изготавливались на продажу и сбывались на местных сельских и городских базарах по различным ценам. Только наиболее состоятельные бондари отправляли свои изделия на ярмарки в Самару и Симбирск.7) Работая на скупщиков, бондари Царевококшайского уезда подвергались эксплуатации со стороны кулаков лесопромышленников. Дело в том. что кустарям приходилось закупать лес из вторых и третьих рук у кулаков и, как правило, по завышенной цене. Кулаки на торгах умышленно завышали цены на лес, чтобы сделать их недоступными для несостоятельных кустарей.

Рядом специфических промыслов славилась северо-восточная часть Марийского края, входившая в состав Вятской губернии. В Яранском и Уржумском уездах Вятской губернии были распространены следующие кустарные промыслы столярный, горшечный, кузнечный и кожевенный.

Все они в своем большинстве работали на скупщиков. Местом сбыта изделий служили близлежащие сельские и городские базары, где кустари продавали свои товары чаще возами, чем в розницу. В Уржумском уезде в 1887 году насчитывалось 226 столяров, из которых 136 приходилось на волости, позднее вошедшие в состав Марийской автономной области. В 1884 году в Уржумском уезде насчитывалось 205 горшечников, из них 116 человек приходилось на волости, вошедшие позднее в состав МАО. В Яранском уезде в 1891 г. кузнечным промыслом | занималось 2248 человек, * в том числе 143 мари. Там насчитывалось 1350 кузниц, из которых 87 принадлежали марийским крестьянам. В Марийском крае был широко развит охотничий промысел, которым в основном занималось марийское население. Только в Царевококшайском уезде с 1882 по 1886 гг. было выдано 3587 билетов на право охоты в казенных лесах, или в среднем 717 билетов в год. Все охотники сбывали пушнину оптом.

К числу мелких предпринимателей, развивавших производство посредством наемной рабочей силы, принадлежали и владельцы кустарных кирпичных заведений. За выделку 100 кирпичей владелец получал по 8-9 рублей, а платил рабочим по 4 рубля. В 12-ти волостях, территория которых позже отошла к Марийской автономной области, насчитывалось около 34 кирпичных сарая.

Среди мелких кустарей были и такие, которые работали на вольный рынок. Например, в Больше-Юнгинской волости Козьмодемьянского уезда 16 крестьян мари занимались изготовлением шейных цепочек из меди. На вольный рынок работали рыбаки. В Яранском уезде в 1891 г. рыболовством занимались 1190 человек, в том числе 359 мари. В этом же уезде была довольно значительная группа крестьян, занимавшихся продажей дров, бревен и теса. Численность нх составляла 1749 человек, из них 586 мари.

Анализ кустарных крестьянских промыслов показывает, что в Марийском крае происходил процесс разложения кустарей на сельский пролетариат и сельскую буржуазию. Подавляющее большинство крестьян-кустарей работало на скупщиков, а меньшинство занималось скупкой кустарных изделий, обзаводилось предприятиями с наемными рабочими.

Мелкая кустарная промышленность запошила ту нишу, которую не в состоянии была полностью удовлетворить крупная промышленность. В определенной степени росту мелкого производства способствовало благожелательное отношение правительственных органе*^промышленности к развитию кустарной крестьянской промышленности в условиях кризиса крупной и поддержка се деятельности земскими учреждениями. В условиях слабого развития фабрично-заводской промышленности в Марийском крае, при общем крестьянском малоземелье и низкой урожайности, при наличии значительных природных богатств на местах тысячи крестьян обращались к различным промысловым занятиям.

Наибольший прирост продукции и численности работников доли те облает крестьянской промышленности, которые ориентировались на всероссийский и международный рынки, имеющие централизованный спрос тесно связанный с крупным торгово-промышленным капиталом (сухая перегонка дерева кулеткачество,| кожевенно-рукавичиое производство, выработка жерновой и другие отрасли). Домашняя промышленность потребительского течения (ткачество, прядение и некоторые другие) имела незначительный удельный нее, Ремесленный характер носили лишь некоторые промыслы: портняжный, овчинный, шерстобитый. Ряд промыслов находился на переходной стадии от ремесла к мелкотоварному производству : сапожный, валяльный, кузнечный, столярный и т.д. Н других производствах (бондарный, смолокуренный, мебельный и др ) утвердилось мелкотоварное производство. Большинство кустарей в чих промыслах уже потеряло свою самостоятельность и находилось в полной зависимости от скупщиков.

Вое эти процессы получили дальнейшее развитие в начале XX в. Темпы расслоения среди мелкиv производителей значительно ускорились Повсеместно наблюдался упадок их самостоятельности. Идиллия свободною предпринимательства отошла в прошлое.

На основе документов уездных земских органов можно составим довольно полное представление о состоянии кустарных промыслов в Марийском крае в конце XIX- начале XXвв. Архивные документы Царевококшайской и Козьмодемьянской уездных земских управ представленные в Государственном архиве Республики Марий Эл, можно разделить на 2 категории : рукописные и печатные Сведения, которые они несут в себе идентичны. Но в печатном варианте собраны наиболее общие вопросы; постановления управ по различным разделам, которые выделены по тематике информационных данных на полях и лучше читаемы.

К печатным документам относятся и статистические обзоры, составленные на основании данных, собранных уездными омскими учреждениями Казанской и Вятской губерний. Именно благодаря материалам земской статистики можно составить наиболее полное представление о кустарных промыслах на территории Марийского края в конце XIX -начале XX вв.