Искусство эпохи раннего металла

Материал из ABOUTMARI.COM
Перейти к: навигация, поиск

C приходом в лесную полосу скотоводческих баланонских и абашевских племен начинается новая эпоха в экономическом укладе жизни охотников и рыболовов. Освоение металла, использование домашних животных, новые семейные и общественные отношения создают благоприятные условия, способствующие росту населения. Демографическая эволюция приводит к некоторой подвижке разросшихся общин с целью освоения новых территорий (где это еще возможно), выработке новых принципов жизнеобеспечения поиску контактов с соседями и т. п. В связи с этим усиливаются взаимоотношения (мирные или враждебные) с близкими и отдаленными племенами, начинается социальное расслоение общества.

С освоением металла не прекращается традиция мелкой лепной пластики. Тая, на поселении Мольбище в очажной яме найдена головка медведя, женская статуэтка явно подчеркнутыми призма нами женского пола в антропоморфная фигурка традициями кремневой пластики с довольно схематичным обозначением головы конечностей. Зооморфная фигурка найдена на поселении Галанкина Гора в Юринском районе РМЭ. Вылепленные из глины птички известны на Юринском поселении и поселении Мольбище. В это время (начало II тыс. до н.э.) появляются первые украшения из меди (лунница найдена в жилище Уржумского поселения в Звениговском районе Марий Эл), которые повторяют ромбических, овальных и округлых подвесок из раковины и сланца, бытовавших в эпоху неолита.

В орнаментации посуды получает развитие знаковое творчество. Наряду с простым линейным орнаментом, характерным для населения Марийского края предшествующих эпох, достигает расцвета сложный геометрический орнамент. На посуды наносятся многорядные орнаментальные композиции, состоящие из ромбов, треугольников, шахматного орнамента, елочки, зигзага, составляющие зональную композицию, часто фиксирующую трехчленную модель мира, известную на сосудах с эпохи неолита.

Военная демократия, роль военных дружин в завоевании и освоении новых территорий выдвигают на первый план мужское божество, покровителя войн и оружия - бога Громовержца, жестоко и беспощадно карающего врагов своими громовыми стрелами (каменные топоры и наконечники стрел в более поздние эпохи и другое каменное оружие). В культуру местного населения постепенно вливаются инородные элементы с оригинальными традициями в орнаментации посуды, новыми формами украшений и предметов быта.

Балановское население принесло с собой выраженный культ огня и солнца, пастушеские абашевские племена -культ небесных светил, уральское население несло навыки металлообработки и культ зверей, птиц и змей.

У балановского населения, видимо, существовал обряд очищения огнем, связанный с образом бога-громовика (разные народы давали ему свои имена: Зевс, Юпитер, Тор, Индра, Перун, в славянском язычестве Перун). Выражением этих представлений стал культ топора и орнаментальные композиции на сосудах. Солярные символы зафиксированы в большом количестве на днищах сосудов из поселений Галанкина Гора и Починковское Юринского района Республики Марий Эл. Изготовлению топора уделялось особенное значение. Его использовали при погребальных ритуалах в связи с анимистическими верованиями о душах умерших. Особенно ярко данное явление отразилось в погребальном обряде культур «боевых топоров» эпохи бронзы (балановская, фатьяновская).

Где каменный топор являлся неотъемлемым атрибутом мужского захоронения и имел свое постоянное место относительно погребенного – в районе черепа или грудной клетки.

Сложные мировоззренческие представления абашевских племен донесли до нас посланцы далекого бронзового века, захороненные в коллективной могиле Пепкинского кургана в Горномарийском районе РМЭ. Среди сопровождающего инвентаря одного из погребенных лежала пластина из рога лося с гравированным сюжетом. Эту идеограмму можно расшифровать как послание живых через своих мертвых сородичей богам с просьбой о благополучии своему роду.

На пластине из рога вырезано изображение «мирового древа» с тремя крупными ветвями, на левой ветви обозначены два разнонаправленных (верх и вниз) треугольника. С правой стороны основного ствола изображение летящих вверх птиц. Птицы летят в прорыв (ворота) небесного уровня, в верхний мир. Ворота обозначены параллельными линиями, между которыми оставлено свободное место. На обратной стороне пластины тоже мировое дерево с ветвями, на которые с неба падают крупные плоды, разрастающиеся затем на самом дереве. Смысловая нагрузка, заложенная в идоеграмме, заключается в соединении «мировым древом» трех космических зон вертикальной структуры космоса. Души погибших(птицы) летят в сторону Солнца – источника света и жизни. Для контактов верхнего и среднего миров и существует «прорыв» или «ворота», в небесной сфере, куда устремляются души умерших.

В погребальном обряде абашевцев отмечается большая роль огня: следы кострищ под курганами, угольки в погребениях. Обряд очищения огнем хорошо известен в индоиранских верованиях со II тыс. до н.э. В древней священной книге иранцев Авесте часто упоминается Арта – бог огня, с именем которого связаны обряды освящения и очищения огнем. Сложная мировоззренческая система абашевцев находит отражение в искусстве. Основным направлением древнего искусства абашевцев являлось знаковое творчество. Знаковая символика получает распространение в орнаментации посуды, в металлических украшениях одежды и головных уборов.

Головной убор абашевцев реконструируется в виде шапочки или налобной повязки из кожи или меха с деталями ткани и нашитыми на кожу или ткань медными бляшками, накладками, спиралевидными пронизями. Из медных украшений составлялся сложный узор, который редко повторялся из-за возможности многочисленных комбинаций составляющих элементов. На орнаменте медных деталей головного убора абашевских женщин являлся относительно стабильным и включал следующие украшения: бляшки-розетки, очковидые подвески, полусферические бляшки по лугорошины, гладкие, витые, реберчатые пронизи, бусины и бисер.

Абашевская посуда из погребальных комплексов - объект специального исследования, но уже сейчас можно с полной уверенностью отметить ее особое место в погребально-поминальной практике абашевского населения. Ее определенное положение относительно погребенного (у головы, у ног, в районе грудной клетки, слева, справа, вверх дном и т. д.), разнообразие типов и форм (горшки, чаши, колоколовидные, тюльпановидные, баночные, острореберные и т.п.), богатство в орнаментации (при наличии неорнамен-тированной посуды), сложность и вы разительность композиций, выраженный геометризм, мировоззренческая и календарная символика рисунка - косвенные свидетельства необычной роли сосуда в традиционных культовых представлениях абашевцев.

Археологические исследования подобны захватывающему роману с множеством неожиданностей, убеждающих современных исследователей о недооценке умственных способностей наших предков.

К примеру возьмем сосуд из абашевского могильника Пеленгер I (раскопки С.В. Большова 1987 г.). в орнаменте которого заложена календарная система. Край горла разделен на 5 частей. По отвороту венчика нанесено 80 наклонных линий, через разделительный пояс из горизонтальных линий зубчатого штампа расположена зона из 20 заштрихованного ромба. Далее выделен горизонтальный пояс системы знаков (12), ниже которой зона кружков и вертикальных линий, скомпонованных в группы. Не вникая в подробности подсчетов, укажем, что на сосуд отражены циклы: количество недель (73 кружочка), длительность недели (5 дней). 5х 73 = 365. Зона кружочков, сгруппированная с вертикальными линиями, выражена в числовой формуле 5 х 6 = 30, то есть продолжительности месяца. Если учесть указанные в центральной зоне 12 месяцев и умножить их на тридцатидневный цикл, по лучим 360.

В этом орнаментальном сюжете заложена и другая информация: зона 21 ромба с циклом 80 выражается формулой 21 х 80 = 1 680: зона по торцу горла указывает На пяти кратность периода. Отсюда 1 680:5 = 336. Как видно из этого примера, уже в эпоху бронзы были выработаны основные календарные схемы с продолжительностью годового цикла в 336, 360. 365 и 384 дня.

Представляет интерес и еще один сюжет на сосуде из Пеленгерского I могильника. На днище маленького остро реберного сосуда изображена пятиконечная звезда. Один конец звезды разомкнут и в нем изображено либо дерево, либо символическая фигура человека. Этот сюжет может интерпретироваться как вхождение шамана в небесную сферу, мир духов и отображать связь жрецов с небесными силами. Стремление подчинить себе земной мир заставляло древнего человека заручиться поддержкой высших небесных сил. С глубокой древности центральное место в «небесном» пантеоне занимало солнце. В эпоху бронзы солярная символика имела широкое распространение.

Существовало множество вариантов изображения солнца. Среди них встречается и пятиконечная звезда. Возможно, что в данном сюжете как раз и отображен момент обращения жреца к верховному небесному божеству. Развертка орнаментальной композиции на тулове сосуда свидетельствует о выраженной календарной символике. Блоки черточек и насечек могли отражать определенные временные величины, связанные с климатическими, хозяйственными и другими циклами. При всей условности объяснения сюжета на сосуде можно утверждать, что это не просто набор элементов орнамента. Изображение не формальное! в нем заключен определенный смысл.

Схожие тотемистические и анимистические представления аборигенов и пришельцев, понятные тем и другим мировоззренческие представления, различные формы жизнеобеспечения способствовали установлению близких {вплоть до брачных) связей разно этничных групп населения. Часть пришельцев растворилась в местной среде, не повлияв на дальнейшее развитие в истории местного населения (абашевское и уральскоенаселение). другие, заключив союз с аборигенами, создавали совместные общины со своей культурой экономикой (балановское и волосовское население). В эпоху раннего железа население наньинской культуры сохраняет традиционные зооморфные изображения на украшениях и фигурках из бронзы. В то же время появляются и новые сюжеты и образы, несвязаннные с традициями местного населения предшествующих эпох. Это образы хищных зверей, птиц, фантастических животных. Археологами, изучающими древнее ананьинское искусство, выделяется даже своеобразный «звериный стиль».

В эпоху раннего железа появляются изображения фантастических зверей: крылатых львов с головой человека или птицы. Ананьинские изображения и сюжеты, и в целом ананьинский «звериный стиль» не характерен для населения лесного Поволжья предшествующих эпох. Он более типичен для степных и лесостепных зон, прослеживается его связь с индоиранским миром, в котором исследователи видят истоки скифосибирского «звериного стиля именно через скифов в глухие полу таежные леса, вдали от южных степных просторов, проникают изделия северокавказского (кобанского) и урартского производства.

Среди заимствованных вещей предметы вооружения: топоры, кинжалы, стрелы: из украшений можно указать нагрудные бляхи, подвески. Интересно отметить, что привозные металлические урартские пояса местное население разрезало на пластины для изготовления налобных венчиков.

Близость образов и символов ананьинского искусства скифскому дает возможности при моделировании мировоззрения ананьинских племен использовать хорошо разработанную реконструкцию религиозных представлений скифов. Скифская религия считается племенной религией с выделением главного божества, которым считался бог огня. Почитание огня характерно для индоевропейских и особенно индоиранских народов. В погребальном обряде ананьинских племен также отмечается большая роль огня. Среди других богов у скифов почитались божества связанные с небесной, земной, водной сферами, солнечное космическое божество, бог войны.

Получают распространение и антропоморфные фигурки из бронзы, вероятно, мужчин с обозначением элементов одежды и головных уборов . Наряду с реалистическим развивается и знаковое творчество В орнаментации украшений и топоров-кельтов отмечается геометризм композиций. Часто встречаются фигуры в виде треугольника ромба,квадрата, круга. Солярные изображении передаются концентрическими кругами, крестом, расходящимися лучами, спиралям и звездами. Солярным символом, а возможно, и изображением верховного небесного божества является круглая бронзовая бляха с вырезанными на ней контурами человеческого лица.

В целом искусство раннего железного века отражает сложную историческую ситуацию, когда отдельные племена и союзы племен начинают движение на свободные или чужие территории. Возрастает роль мужчины воина. Начинается героический период военной демократии в истории финно-угорских народов. Богатырские подвиги отразились в фольклоре и мифологии, а отдельные сюжеты и деяния богатырей и вождей, образы богов и героев застыли в предметах вооружения и искусства.