Искусство каменного века

Материал из ABOUTMARI.COM
Перейти к: навигация, поиск

Археологическое изучение Марийского края начато сравнительно недавно, с 50-х годов XX века. Пока мы не можем представить шедевры художественного творчества эпохи древнекаменного века с территории региона. Можно лишь отметить, что процесс развития искусства проходил по всей лесной полосе Евразии примерно одинаково, отражая свою эпоху в пещерной или наскальной живописи, гравировке на камнях, резьбе по кости и дереву. У нас нет ни Каповой пещеры, ни наскальных гравировок типа Бесов Нос, ни живописно разукрашенных на скальных сюжетов Урала, Сибири или Дальнего Востока. Тем не менее очевидно, что смысл творческого воплощения в изделиях эпохи каменного века своими корнями связан с пещерным искусством и носит сакральный характер: в нем нашли отражение определенные ритуальные действия с конкретным набором элементов почитания и поклонения, в которых определяющее значение приобретают животный и растительный мир. Существующие ритуалы были связаны с культом отдельных видов животных, птиц, пресмыкающихся и деревьев, впоследствии переросшим в культ тотемических и анимических предков. Тотемические предки представляются конкретными видами животных, особыми «зооантропоморфными» существами. Передавая в кремнeвой скульптуре силу зверя, его величие, самую душу его, красоту зверя в беге, порыве или покое, власть зверя,первобытный ваятель подчеркивал свою зависимость от его вечного и грозного присутствия, сознавая, что его благополучие и безопасность прямо связаны с благополучием окружающей среды.

Первые свидетельства художественного творчества на территории Марийского Поволжья относятся ко времени среднекаменного века (мезолит), при мерно к X тыс. до н.э. Случайно найденный в пойменных болотах Оршанского района костяной наконечник стрелы украшен с двух сторон резным орнаментом, отражающим мировосприятие древнего человека, выраженное системой знаков (вертикальный и горизонтальные зигзаги, овалы, сгруппированные треугольники и насечки, пересекающиеся линии) и является довольно обычным изделием для эпохи верхнего палеолита и раннего мезолита зоны широколиственных лесов и лесотундры.

В новокаменном веке (VI—III тыс. до н.э.) значительно увеличивается круг источников по древнему искусству. В этот же период люди нашли новый материал, позволяющий использовать разнообразные технологические приемы при работе с ним. Научившись обжигать глину, превращая ее в твердое водонепроницаемое вещество, человек создал новый, не существующий в природе материал, раскрывший перед мастерами неисчерпаемые возможности воплощения своих творческих и эстетических замыслов в различных формах и декоре, используя лепную технику и новые технологии орнаментации (рельефный прорезной и штампованный орнамент, роспись и т.п.).

Сформировавшиеся в Волго-Окском междуречье племена так называемой льяловской культуры продвинулись по Волжской гидросистеме на запад и в IV тыс, до н.э. принесли в Среднее Поволжье традицию украшения посуды в ямочно-гребенчатой манере .

К развитому периоду неолита носители этой традиции выработали сложную систему орнаментации,где в качестве орнаментального инструмента использовали аммониты и белемниты специально изготовленные штампы из кости, камня и раковины, оставляющие зубчатые оттиски различной ширины и длины. Кроме того для украшения по суды применяли кости мелких животных и птиц. Разнообразие технических приемов нанесения орнамента создало широкий спектр вариаций отпечатков, прочерков и вдавлений, а зонное, чередующееся ил размещение по всему полю сосуда создавало четкую геометризированную систему узора. В это время среди орнаментальных знаков можно увидеть практически все известные геометрические фигуры зачастую на одном сосуде наблюдаются сложные комбинации всевозможных знаков, расположенных в определенном порядке и собранных в стройную систему.

Развертки таких систем дают представление о художественных особенностях и эстетических вкусах древних гончаров. Днища многих сосудов этой культуры украшены солярным знаком в виде многолучевого солнца. В неолитическое время в культуре охотников и рыболовов впервые встречаются иллюстрированные мифологические сюжеты на посуде.

В финно-угорской мифологии широко известна роль утки в процессе со творения мира, которая ныряет в воды Праокеана и поднимает на поверхность комочек ила, из которого была создана суша. Иллюстрация этого мифа запечатлена гончаром в IV тыс. до н.э на со суде, обнаруженном археологами на стоянке Коломды в Новгородской области. В дальнейшем, в эпоху развитого неолита и бронзы, этот сюжет в упрощенном виде (утки, плывущие в ряд) распространяется на всю лесную и таежную зоны» заселенные племенами охотников и рыболовов.

Данный сюжет найден на сосудах из Майданской стоянки в пойме левого берега р. Волги в Юриниском районе Республики Марий Эл, отнесенной к племенам волосовской культуры, прямым потомкам носителей ямочно-гребенчатых традиций в украшении посуды. Здесь на одном сосуде изображены плывущие в ряд утки, на другом - утки в момент взлета над водой. Фрагмент сюжета плывущих уток отражен . Плывущие в ряд утки запечатлены древним мастером на тонкой сланцевой плитке из Сутырского поселения, оставленного неолитическим льяловским населением на берегу древнего устья р. Ветлути. В каменном исполнении утка найдена на Полянской стоянке у п. Юрино на левом берегу р. Волги.

На Майданской стоянке в жилище обнаружен обломок сосуда с изображением головы оленя (или лося), увенчанной характерными для этого животного рогами. С культом лося (оленя), известного еще с эпохи мезолита (на Оленеостровском могильнике - подвески из резцов лося и великолепный жезлнавершие в форме лося от убора шамана и на могильниках Веретье и Попово -прекрасно выполненные головки лосей), связано много легенд и преданий у любого народа зоны широколиственных и таежных лесов. Лосиная головка выгравирована на сланцевой пластине, обнаруженной на поселении III тыс. до н.э. Волоконное в Юринском районе, и подобная изображена на сосуде из поселения Мольбище II тыс; до н.э. в Горномарийском районе Марий Эл.

Интересный мифологический сюжет отражен на сосуде из Отарского XVII поселения волосовской культуры, расположенного в Килемарском районе Республики Марий Эл. Здесь начертано изображение змеи (ужа), опоясавшей сосуд. Под венчиком сосуда, выше рисунка изображения змеи, обозначен разделенный на две половины треугольник вершиной вниз. В разделенных частях треугольника - по точке. Сосуд явно ритуального назначения. Правильное про чтение любого изображенного сюжета будет зависеть от того, насколько полно выявлены глубинные связи между различными символическими элементами,последовательность этих связей в контексте графемы, соответствие символов определенным мифологическим и космологическим представлениям населения, оставившего памятник. Роль змеи как хранительницы женского начала и рода человеческого в народном творчестве хорошо известна. Сюжет достаточно распространен в земледельческих культурах неолита. На нашем сосуде читается и символ треугольника, разделенного пополам вертикальной чертой с точками в каждой половине. Смысл этой графемы - оплодотворенное женское начало или материнство. Видимо, сосуд предназначался для содержания специальных снадобий, необходимых при беременности или родах. В сочетании сосуда и змеи усматривается наиболее древнее выражение медицинской символики.

Достаточно часто на посуде эпохи неолита можно увидеть очертания рыб, птичек, птичьих следов.

В древности сосуду придавалось большое значение, к нему относились бережно и нередко сосуды реставрировали (склеивали трещины каким-то клеящим веществом типа смолы или же по краю трещин сверлили парные отверстия и стягивали их сырой жилой).

Еще одна волна охотников на мигрирующего зверя. Племена камской культуры, в IV тыс. до н.э. осваивает Марийскую низину с востока, с Прикамья. Это население украшало свою посуду оттисками зубчатых штампов, комбинации которых создавали широкие возможности для выражения творческой идеи в узоре сосуда. На их сосудах, как и у их западных соседей, использованы практически все известные геометрические фигуры, а их комбинации с применением различных штампов создают удивительно стройные по композиции и завершенные по форме орнаментальные узоры.

Контакты населения камской культуры с льяловскими племенами привели к взаимопроникновению культур с последующим взаимным заимствованием традиционных обрядов и обычаев, тем более, что хозяйственно-экономический уклад жизни этих племен был практически на одном уровне.

В VI тыс. до н.э. в левобережье Волги, на ее обширные пойменные пространства, с юга проникает население с новыми для лесной полосы хозяйственными традициями. Лесостепное население пришло в Поволжье уже с домашним стадом. На поселениях левого берега Волги (Дубовские III и VIII. Отарское VI в Килемарском районе Республики Марий Эл) найдены кости крупного и мелкого рогатого скота и лошади. Лесостепное население украшало свою посуду накольчатыми вдавлениями, для чего использовали различного рода створки мелких моллюсков, кости и зубы животных и птиц, специально приостренные предметы. Среди простых по исполнению узоров в виде горизонтальных, пересекающихся и диагональных линий и поясов, выделяются сюжетные композиции явно закодированного смысла, отражающие сложные мировоззренческие понятия южных племен с производящими формами хозяйства. Видимо, вместе с этим населением в среду лесных племен внедряются и новые понятия о небе и его обитателях, о новых покровителях врагах и т.д. Население с накольчатой орнаментацией посуды привносит и нераспространенные ранее сюжеты в изобразительное искусство местных племен. Широко применяются на посуде солярные и астральные знаки (круг крест косой и обычный), заштрихованные ромбы и треугольники, и более сложные композиции, требующие своего прочтения. В некоторых из них можно увидеть схематический план местности,фрагменты других несут следы каких-то ритуалов (пляшущие человечки) широко распространенный сюжет в наскальной живописи Сибири Дальнего Востока).

Встречается и лепная скульптура. Tак, на Отарском VI поселении найдены антропоморфная фигурка, похожая на человека с четко проработанными чертами лица и схематически выполненная фигурка птицы.

В новокаменном веке были окончательно освоены техника пиления, cверления и шлифования камня, что значительно обогатило возможности эстетического воплощения образа.

В среде камских племен появляется кремневая скульптура. Головка лося, в виде небольшого навершия, найдена на Старомазикоаской стоянке в бассейне р. Илети (IV тыс. до н.э.). У камского населения в более древние времена Фигурный кремень не был известен, хотя традиция, возможно, была им заимствована у льяловцеа. Серия кремневой скульптуры собрана археологами при исследовании волосовских поселений в Юринском районе Республики Марий Эл. Антропоморфные фигурки найдены на жилищах на Майданской стоянке и Майданских II, III и IV поселениях, в жилище Удельно-Щумецкого VI поселения, Контуры фигурок лишь частично подработаны ретушью, подчеркивающей голову и конечности. В них можно увидеть человека или медведя, вставшего на задние лапы. Здесь же найдены фигурки зубров в порыве бега с характерным для этого животного горбом. Неподалеку от с. Коротни напротив г. Козьмодемьянска в одном из жилищ найдена фигурка кабана. Среди кремневых фигур в коллекции неолитических поселений Марийского Поволжья есть разного рода птички (узнаваемые и схематичные), головки неопределенных зверей, медведь в сидячей позе, плоские диски (солнце) и подвески -лунницы.

Над создаваемыми образами древний художник работал тщательно со знанием дела, используя естественные выступы камня или кости для усиления не только живописного, но и пластического эффекта. Иногда фигурные кремни трактуются (могли использоваться) как наконечники обрядовых стрел, служивших в культовых ритуалах умерщвлении жертвы и являвшихся в то же время персонификацией божества, которому эта жертва приносилась.

В неолитическое время широкое применение получает новая технология художественного воплощения образа мелкая глиняная пластика, постепенно вытеснившая кремневую скульптуру.

Первые глиняные зооморфные и антропоморфные изделия найдены марийскими археологами на Отарском поселении VI тыс. до н.э. Починковском VII того же времени, дальнейшее распространение они получают в волосовской культуре III тыс. до н.э.

Так, на поселении Барские Kyжеры, существовавшем в конце III тыс. до н.э., обнаружена головка лося (лосенка) чудом сохранившаяся ввиду случайного попадания в очаг, где она в результате длительного обжига приобрела прочность камня. Глиняная скульптура характерна и для последующих эпох. В эпоху раннего металла(II тыс. до н.э.) глиняные фигурки обнаружены на поселениях Мольбище, Галанкина гора, Юринское. Сюжет навершения в виде лосиной головки из кремня продолжает существовать в среде волосовских племен. Такие изделия найдены на Ахмыловском II и Удельно-Шушецком VI поселениях.

У носителей посуды с ямочно-гребенчатым орнаментом в последующее время у них волосовских потомков на стоянках Пир Гора, Рутинский, Баркужерской, Мазарской, Мариерской и др. широко распространены ромбические, овальные и округлые подвески из раковин и сланца. Кроме раковинных и сланцевых подвесок в эпоху неолита встречаются костяные, круглые и овальные или цилиндрические янтарные подвески (Майданская, Сутырская V, Выжумская II. Шумецкая стоянки). Несомненно, эти изображения носили определенный культовый характер, отражая мировоззрение людей на том этапе развития, когда у них возникали свои космогонические представления, слагались пантеоны божеств, олицетворявших отдельные стихии, объекты и явления природы.

Мифологические образы, имевшие в древности магическое, ритуальное значение со временем трансформируются, но сохраняют свой эстетически смысл и бережно передаются мастера из поколения в поколение, обогащая композицию сюжета новым видением мира своими орнаментальными мотивами и художественными принципам.

Завершая этот краткий обзор предыстории искусства Марийского края в эпоху камня, можно отметить,что многие сюжеты, отмеченные в культуре населения - эпохи бронзы.